иллюстрация Романа Карандаева

Я? Конечно иду! Не пропускаю ни одной вечеринки. Полезно для нервов, как сельдерей.

Фрэнсис Скотт Фицджеральд «Сказки века джаза»

Февраль 1917 года. В России революция, в Европе война, а в США последние месяцы мира. Пока все воюют, новоорлеанский джаз-бэнд Original Dixieland записал первый в истории джазовый сингл «Livery Stable Blues», положив начало веку джаза. Их более поздняя песня — «Bourbon Street Parade» — стала стандартом новоорлеанского джаза. В 1920 году выходит сухой закон, который загнал виски в подполье: на смену разрешенным салунам пришли спикизи.

Первые спикизи появились в Лонг-Айленде. В секретных барах наливали нелегально, все контролировали местные гангстеры. Виски пили из чашек, добавляя капельку колы — для цвета. Когда начинался алкогольный бубнеж, бармены стучали по столам и кричали: «Speak easy!» («Потише!») Новая мода на спикизи возникла в Нью-Йорке в начале 2000-х. И если в США она уже успела превратиться в фарс (о том, как проникнуть в закрытое заведение, пишут примерно все), в России жанр секретных баров для своих только набирает обороты.

СПРАВКА

Вслед за алкоголем в подполье нырнул и джаз — туда ведь ушла вся богема. Эффект запретности только усилил интерес к обоим. Бутлегеры и джазовые музыканты оказались соучастниками преступления, джаз стал модным атрибутом всех вечеринок, а алкоголь — подпольных концертов. Пряный бурбон, пульсирующие мелодии джаза, густой дым сигар, пикантные встречи в барах (в том же 1920 году женщины получили избирательное право и отстояли другие права, в том числе ходить в спикизи) — все это создавало неповторимую атмосферу творческого безумия «ревущих 20-х». Все официальные дистиллерии были закрыты, и только два завода не прекращали работу: они обеспечивали правительственные поставки для военных целей. Владел ими Остин Николс — он был на короткой ноге с правительством. Однажды после охоты на диких индюшек он переименовал один из заводов в Wild Turkey. Производство продолжает традиции по сей день, это самый настоящий бурбон с историей. Российский джазмен Вадим Эйленкриг полетел в Кентукки, закупорить бочку Wild Turkey к 100-летию джаза.

Хотите посмотреть, как Вадим закупоривает бочку?

нажмите сюда

Вам есть 18?

Да

Нет

заметки Вадима Эйленкрига

Я безумно рад, что в Кентукки впервые увидел настоящую Америку. Не туристическую, не Америку эмигрантов, а южную, где живут простые, спокойные люди с достоинством. Похожие на взлетные полосы бетонные, а не асфальтовые дороги, каждая вторая машина — огромный грузовик. Везде добротная провинциальность — и абсолютная чистота.

Америка началась уже на границе. Офицер спросил о цели моего визита и, услышав «туризм», поразился: «Туризм? В Кентукки?!» Это никак не укладывалось в его картину мира. В Кентукки не ездят туристы, в Кентукки живут. Я объяснил, что я фанат бурбона и лечу знакомиться с производством, но, только узнав о моей профессии, таможня расслабилась. Мы поговорили о джазе, о Новом Орлеане и Луи Армстронге, и офицер пропустил меня в США.

01

02

Во всем Кентукки живет меньше людей, чем в Москве. Небольшой провинциальный штат посреди континента — не север, не юг — отделился от Вирджинии благодаря грамотным предпринимателям, которые сделали состояние на спирте. Основа экономики до сих пор бурбон, табак и лошади. Накал страстей «ревущих 20-х» позади, и теперь тут спокойно и весело. В Кентукки живут простые, крепкие люди, фермеры-коневоды в клетчатых рубашках — настоящая Америка.

Широкую известность штату Кентукки принесли лошади и скачки. К моменту, когда племена апачей устали отстреливать на территории своих охотничьих угодий новоиспеченных американцев, те уже активно занимались разведением чистокровных верховых лошадей для езды и хозяйства. Одаренные землями в Кентукки полководцы создали Kentucky Horse Park — сегодня крупнейший в мире парк, посвященный отношениям человека с лошадью, проданный наследниками в 1972 году штату Кентукки за 2,7 млн долларов. В 1875 году на южной окраине Луисвилла открылся ипподром Churchill Downs, где тогда же прошли первые скачки — Кентукки-дерби. Описывая их столетие спустя в статье «Дерби в Кентукки упадочно и порочно», Хантер Томпсон придумал гонзо-журналистику: саркастический социальный репортаж от первого лица с привкусом бурбона, примесью насилия и доброй порцией ненормативной лексики. Любимым напитком Хантера Томпсона был бурбон Wild Turkey 101.

СПРАВКА

6–7 мая

Дерби в Кентукки

Скачки за 2 млн. долларов, прославленные первой статьей гонзо-журналистики

ЛУИСВИЛЛ

Почти как в Северной Африке, в Кентукки жизнь всегда давали реки. Они петляют среди известняковых холмов, поросших полями мятлика (официальное прозвище Кентукки — Штат мятлика, Bluegrass State, отсюда блюграсс — местная разновидность кантри, где, как и в джазе, по очереди солируют инструменты). Весь штат — это одна большая залежь известняка, поэтому в реках очень высокое содержание кальция и мало железа, металлы с трудом проходят через естественный фильтр. Со временем местные научились это использовать: известковая вода — лучшая основа для бурбона. Сейчас Луисвилл — мировая столица бурбона: треть всего бурбона в мире производят тут.

Первые бочки с бурбоном сплавляли, как древесину, по реке. На то, чтобы доставить бочку из Луисвилла в Новый Орлеан, уходило 3,5 месяца. Сейчас есть идея возобновить сплав по историческому маршруту, которым пользовались еще в 1800-х.

СПРАВКА

заметки Вадима Эйленкрига

Лететь в Луисвилл мне предстояло лоукостером United, который однажды не дал канадскому музыканту Дэвиду Кэрроллу пронести гитару в ручную кладь. Разумеется, при погрузке инструмент был сломан, о чем он написал песню «United Breaks Guitars» и выложил ее на YouTube. 16 миллионов просмотров! Авиакомпания предложила ему любые деньги, чтобы Кэрролл убрал клип, но тот оказался крепким парнем, и песня до сих пор радует зрителей.

03

04

«И вот уже на вылете я слышу объявление United о том, что произошел овербукинг и авиакомпания предлагает 200 долларов любому, кто согласится лететь завтра. Нужны шесть добровольцев. 300 долларов, 400 долларов… Последние два пассажира получили по 900 — просто за то, что отказались лететь в этот день! Зная историю с гитарой, я не брал с собой любимую трубу, а взял другую, с чехлом поменьше: в ручной клади она без приключений долетела до Луисвилла. Местные называют его по-свойски — Лувилл. Я поселился в отеле The Seelbach — том самом, где собирались гангстеры во времена сухого закона. Здесь в потайной комнате Аль Капоне встречался с сообщниками, а Фрэнсис Скотт Фицджеральд познакомился с королем бутлегеров — Джорджем Ремусом, с которого написан Джей Гэтсби. Писатель приезжал в отель пить бурбон и курить сигары — и писал тут роман «Великий Гэтсби», ставший символом эпохи джаза. В романе отель тоже есть: помните кульминационную сцену, где Дэзи вспоминает, как выходила за Тома? В бальном зале на верхнем этаже до сих пор играют свадьбы. Когда я приехал, в отеле как раз была вечеринка в стиле Гэтсби: ходили веселые дамы в потрясающих платьях и шляпах, пили бурбон и, конечно, играл джаз.»

заметки Вадима Эйленкрига

Новый фильм «Великий Гэтсби» вольно трактует атмосферу 20-х: действие происходит в эпоху джаза, а музыка современная. Джаз тут живет по законам XXI века, как и костюмы. И это ведь очень про джаз. Я по натуре консерватор, но в музыке я всегда открыт новому, потому что новое — это импровизация на тему традиций. Все рассуждения о новаторстве в джазе — ерунда: то, что сейчас делают диджеи с музыкантами, жанровые смешения, хип-хоп — это все уже сделал Майлc Дэвис в 1992 году.

05

06

Сейчас The Seelbach — винтажный гранд-отель, который хранит память о бурных 20-х. Частично он перестроен, но многое сохранилось, например — подземные ходы, по которым во время сухого закона заносили бутылки. Аль Капоне использовал их для побега, а в комнате, где теперь ресторан Oakroom, он играл в покер. Зеркало, которое гангстер привез из Чикаго, по-прежнему здесь, он садился к нему лицом — чтобы следить, что творится у него за спиной. Специальные люди стояли на стреме: при появлении полиции они блокировали дверь секретной кнопкой и Аль Капоне успевал убежать. В комнате было две потайные двери: одна на улицу, вторая в подземный ход. Сейчас тут ресторан высокой кухни с крупнейшим винным погребом в регионе.

заметки Вадима Эйленкрига

Одно из сильнейших впечатлений от Луисвилла — настоящая американская кухня и мясо. Это вам не французские аккуратные порции фаршированной грудки, мясо в Кентукки — это честный килограммовый стейк правильной прожарки. К такому не нужен ни соус, ни гарнир — разве что бурбон. Консьерж порекомендовал мне пару ресторанов, один из них — при музее современного искусства.

По-кентуккийски основательные бургеры подают в соседстве с неожиданными экспонатами: например, коровья шкура высушена в форме женского тела, как будто попона облегает девушку, которая ползет куда-то на четвереньках. Другой экспонат — женщина, вся утыканная презервативами. Но больше всего меня поразил мужской туалет: стена в нем зеркальная, ты видишь все, что происходит по ту сторону. Тебя-то никто не видит, но на внешней стороне висят картины — девушки разглядывают их, и полное ощущение, что они разглядывают тебя.

07

08

заметки Вадима Эйленкрига

иллюстрация Романа Карандаева

Мои друзья, джазовые музыканты, приезжающие в Россию из разных стран, всегда смеются над тем, что у нас в каждом кафе, торговом центре и даже туалете — везде играет клубная музыка. В Луисвилле даже в туалете — джаз. За столиками в баре сидят фермеры, едят 26-унцевые стейки — и слушают джаз.

В барах Луисвилла есть свой жаргон. Wild Turkey — так называют девчонок, которые ведут себя активно и шумно, пьют много коктейлей, бьются головой о стойку и задирают юбки. Wild Turkey — дикие цыпочки.

СПРАВКА

09

10

заметки Вадима Эйленкрига

Меня удивило, что в Кентукки есть не полицейские, а шерифы – это выборная должность. То есть мы ставим одного из своих, чтобы он за нами присматривал, смотрел, как мы соблюдаем законы. И ведь действительно соблюдают. Благо они тут нестрогие.

портрет Хантера Томпсона

11

12

В Кентукки разрешается пить за рулем, но если ты пьян и нарушил правило — тогда тебе крышка. Можно путешествовать по штату в стиле Хантера Томпсона: останавливаться в мотелях с мухами в плафонах, пить бурбон и нарываться на приключения. Если ездить по правилам, все будет в порядке, в крайнем случае вам вежливо объяснят, что пора сделать паузу и продолжить путь на следующий день. Кстати, Хантер Томпсон однажды баллотировался на пост шерифа округа Питкин от партии «Власть фриков».

В мире нет человека, который бы занимал должность мастера-дистиллера дольше, чем Джимми Расселл: с 1954 года он производит бурбон Wild Turkey. Родившись в пяти милях от вискикурни, он перенял азы профессии от своего отца. Джимми повезло — он оказался на вискикурне как раз в тот момент, когда выдающиеся производители бурбона уходили на покой. Он успел стать учеником таких мастеров, как Эрнест Рипи — правнук основателя Wild Turkey. Джимми усвоил уроки и стал звеном этой цепочки, раз и навсегда сделав ставку на традиции. Свои знания он передал по наследству — династия Расселл производит бурбон уже в третьем поколении. Сын Эдди Расселл тоже имеет статус мастера-дистиллера, внук Брюс пока бренд-амбассадор.

заметки Вадима Эйленкрига

Отметить столетие джаза у Расселлов мне показалось прекрасной идеей. Эдди сказал мне: «Мы, настоящие южане, очень любим джаз и не можем пропустить его юбилей». Но только когда я побывал на вискикурне Wild Turkey и своими глазами увидел, с каким вдохновением и преданностью Расселлы подходят к сложнейшему производству, я понял, насколько близки по духу бурбон и джаз.

Больше 62 лет в рецепте Wild Turkey ничего не меняется. Расселлы делают то, что умеют, и не идут на компромиссы с модой — это вызывает уважение. Например, Расселлы убеждены, что настоящий бурбон не может быть ароматизированным, в Кентукки никто не станет пить вишневый или персиковый виски. Для меня то же самое важно в джазе: в его рецепте тоже, по сути, ничего не меняется. Москва славится непостоянством, через полгода новый ресторан пуст, потому что уже не модно. В Нью-Йорке мы обедали в ресторане, где все как сорок лет назад, при этом полно людей — настоящая Америка ценит традиции.

13

14

Джимми Расселл передал Эдди главный принцип работы: «Делай свою работу как полагается и гордись этим». Интересно, что Хантер Томпсон, работая над статьей про дерби в Кентукки, договорился с карикатуристом Ральфом Стедманом о похожем принципе: «Делай что должен, и будь что будет». Правда, у них это означало обратное: максимальное разрушение устоев и честное описание всего, что бы ни происходило в парах опьянения — бурбоном, конечно.

СПРАВКА

В любой живой традиции есть место импровизации. Принципы производства Wild Turkey неизменны, эксперименты в другом: Расселлы создают новые смеси спиртов, произведенных по выверенной технологии. Эдди придумал 81-й бурбон — европеизированный вариант с долей спирта 40,5%, как ром, водка, текила и джин. В отличие от классического бурбона Wild Turkey 101 (его пьют в чистом виде), Wild Turkey 81 — идеальная основа для коктейлей, таких как «Манхэттен» и мятный джулеп, официальный напиток дерби. Исключение — коктейль Old Fashioned: его делают на основе 101-го бурбона, и это фактически виски со льдом, плюс немного горчинки.

Old Fashioned — самый продаваемый коктейль в мире. Он был придуман в Клубе джентльменов Кентукки. Начиная с 1881 года его члены собираются в особняке Луисвилла, чтобы поиграть в сквош, выпить бурбона, послушать джаз и обсудить впечатления от путешествий. Из этих разговоров выросла бартендерская культура Луисвилла: члены клуба привозили новые идеи для коктейлей и издавали брошюры. Здесь был придуман и коктейль Old Fashioned. Рецепт его очень простой — «старомодный»: немного горечи, щепотка сахара, цедра апельсина, лед и хорошая порция бурбона. Кеннеди был членом этого клуба. По одной из версий, его убили, потому что он пил не бурбон: когда президенты рассказывали про любимые напитки, Кеннеди назвал дайкири.

СПРАВКА

заметки Вадима Эйленкрига

Преодолев все запреты и гонения, бурбон и джаз стали доступны настоящим ценителям. Когда-то оба считались удовольствиями для бедных — теперь это основа традиций, воплощение национального духа и символы США. В 1964 году Америка официально провозгласила бурбон национальным напитком. А вот говорить, что джаз — это Америка, не совсем верно: да, он сформировался там, но это музыка иммигрантов, именно они привезли туда мелодику, гармонию и чувство ритма.

Важную роль сыграли и иммигранты из России: был потрясающий человек, композитор и музыкальный педагог Иосиф Шиллингер, его учениками были Джордж Гершвин и Гленн Миллер.

14 июня — Национальный день бурбона, он отмечается в день, когда баптистский священник Элайджа Крейг в 1789 году первым дистиллировал бурбон для своих прихожан.

СПРАВКА

15

16

Хотите узнать, чем закончилось путешествие Вадима в Кентукки?

нажмите сюда

Вам есть 18?

Да

Нет

заметки Вадима Эйленкрига

Производство бурбона напомнило мне оркестр. Огромные котлы похожи на барабаны, но главное — медные трубы выглядят совсем как мой инструмент! Из меди сделаны и кубы в форме луковиц на высокой ножке, и пробоотборник — длинная трубка, которой потом снимают пробу из бочки. Музыка бурбона выдувается из лучших медных устройств.

Марк Твен: «Дайте ирландцу сусло на месяц, и он — труп. Желудок ирландца выстлан медью, а пиво разрушает ее. Но виски полирует медь — и спасает ирландца».

СПРАВКА

аламбик

17

18

Изготовление спирта в медных трубах — очень трудоемкий процесс. Для производства водки машина из нержавейки качает спирт круглые сутки, это легко. Медные кубы не могут работать постоянно. Когда спирт перегнали по медной трубе в чан, туда залезает человек с щетками и вручную чистит машину, ведь медь — очень капризный металл. Зато есть большое преимущество: медь связывает сернистые соединения и не дает им нарушить вкус алкоголя. Производители, которые могут себе позволить гнать спирт по медным трубам, по праву этим гордятся. Тут все как и в музыке: за инструментом нужно ухаживать, тогда получается чистый и благородный звук. Для знатоков медный куб, особенно старинный, — произведение искусства, как скрипка Страдивари. Современные медные кубы часто делают в виде медных даблеров: это медный куб большего объема и другой формы, который обеспечивает максимальный КПД при тех же технических решениях. Это как саксофон по отношению к трубе, модернизированная машина. А медные кубы и труба — вечная классика.

Белая собака из медной трубы. Как сделать правильный спирт

1

Подготовьте смесь зерновых: кукуруза, соложеный ячмень, рожь. Ни в коем случае не берите дешевую кукурузу, бурый рис и тритикале, качество злаков — залог успеха.

2

Сделайте из зерна брагу. Для этого нужно перемолоть зерна в муку и заварить горячей водой — получится каша. Теперь добавляйте дрожжи — получится брага, в Кентукки ее называют пивом. Брага Wild Turkey — с повышенным содержанием ржи, поэтому у напитка такой яркий, насыщенный вкус и аромат.

3

Отфильтруйте полученное пиво и отправляйте его в медный чан.

4

Нагрейте чан — он станет испарять спирт.

5

Конденсируйте пар — получится low wine, слабый спирт.

6

Залейте его снова в медную трубу и перегоните — получится спирт с объемной долей 65%, high spirit. Он же — white dog – белая собака.

СПРАВКА

заметки Вадима Эйленкрига

Когда я побывал на производстве, я понял, почему бурбон не может стоить дешево. Это сложнейший процесс, где каждая деталь влияет на результат. Здесь нет самого важного ингредиента: без каждого вкус станет прогорклым и бедным. Известковая речная вода, ароматные дрожжи, зерно высшего качества в выверенной годами пропорции (для фирменного вкуса — пряного, объемного), точный процесс дистилляции и правильная бочка — все имеет значение.

Понятие бурбона появилось, когда королевская французская фамилия Бурбонов, ветка Людовиков-Клермонов, помогала одной из сторон конфликта и получила в качестве благодарности графство Бурбон (в тогдашней Вирджинии). Именно в этом графстве, будущем Кентукки, ирландцы — приглашенные иммигранты — начали делать спирт из кукурузной браги.

СПРАВКА

19

20

Создание правильного бурбона — тонкое искусство, которое, как и джаз, требует мастерства, вкуса, страсти и самоотдачи. И при этом исключительной точности. Главная технологическая находка Расселлов — они выгоняют спирт с меньшей объемной долей, чем конкуренты. По закону нельзя выгонять спирт крепостью выше 190 пруф — что соответствует объемной доле 85%. Выше получается нейтральный спирт без вкуса и запаха, только до 85% сохраняется аромат. Чтобы сделать из такого спирта напиток крепостью 40%, нужно много воды. Расселлы поступают иначе: их спирт — с объемной долей 65%, в итоге воды нужно меньше, поэтому вкус и аромат получаются более насыщенными.

Пруф — единица измерения крепости бурбона. Пруф возник как проверка алкоголя порохом: если смоченный спиртом порох вспыхивал — значит, пруф, все нормально, напиток не разбавлен.

СПРАВКА

Финальный спирт, который потом заливают в бочки и выдерживают, специалисты называют white dog — белая собака. Это настоящее произведение искусства, которое имеет ценность само по себе. Продавать его в чистом виде — жест открытости: значит, заводу нечего скрывать.

Все ноты аромата бурбон приобретает от бочки и злаков: никаких примесей, койлеров и бонификаторов. Только выгнанная собака, которая отдыхала в бочке, плюс минимальное количество воды.

СПРАВКА

Итак, белую собаку выгнали из медной трубы. Теперь ее нужно загнать в обожженную дубовую бочку, и тут еще одна хитрость Расселлов. Бочки Wild Turkey обжигают открытым пламенем в течение 55 секунд, глубокая степень обжига называется «аллигатор №4»: бочка внутри приобретает структуру, похожую на кожу аллигатора. Это запатентованный компанией метод, который позволяет получить максимальный аромат от бочки во время выдержки. Дерево обогащает напиток карамельно-ванильными нотами и обеспечивает характерный янтарный цвет.

Настоящий бурбон требует хорошей выдержки. По закону нужно держать собаку в бочке минимум два года, Wild Turkey проводит там минимум пять лет: Wild Turkey 81 — от пяти до семи лет, Wild Turkey 101 — от шести до восьми. Бочки выдерживаются на разных уровнях склада, в итоге и спирт тоже разный. При выдержке важный фактор — климат Кентукки: летом здесь жарко и спирт распирает, он проникает вглубь бочки и получает из нее вещества, а зимние холода выталкивают спирт обратно. Продукт проникает в бочку, почти как джаз проникает в сердце слушателей. По закону для производства бурбона можно использовать только новые бочки, второй раз их наполнять нельзя. Бочка рождается в Кентукки, а отсюда путешествует по всему миру: на Ямайке в них выдерживают ром, в Шотландии и Ирландии — виски. Бочки используют и в кулинарии — для производства острых соусов. В Великобритании есть поговорка: «Не знаешь, как сделать виски, — налей спирт в бочку из-под бурбона». В бурбоновых барах по всей Америке бочки используют при оформлении интерьеров. Обычно в них все выполнено в натуральных теплых материалах: кожа, дерево, играет живая музыка (чаще всего джаз). В последнее время Меккой бурбоновых баров стал Чикаго — для них в Кентукки делают специальные релизы бочек.

Особую роль бочки играют летом, во время фестивалей. Сорокоградусная жара нагревает бочки, бурбон наполняется солнцем, как ягоды в лесу. Чтобы достичь похожего эффекта зимой, во время дегустации иногда добавляют в бурбон кипяток, чтобы раскрыть вкус напитка. Коктейльный лед, наоборот, выполняет функцию анестезии, его добавляют, когда хотят сбить крепость и упаковать вкус, как подарок: вкус раскрывается не сразу, а постепенно, на языке.

заметки Вадима Эйленкрига

Связь бурбона и джаза не только историческая. Интересно, что они похоже влияют на человека: оба раскрепощают, освобождают сознание, провоцируют на эксперименты. И тут тонкий момент: импровизация в джазе, как и свобода от опьянения, — состояние, в котором нужно понимать, что ты делаешь. Способность издавать на сцене все возможные звуки, на какие ты только способен, — это не свобода, это катастрофа. Надо уметь поймать свою стадию вдохновения — и опьянения.

Выпивающий человек хочет веселья, и джаз изначально музыка развлекательная. Они отлично дополняют друг друга. Со сцены выпивающие в зале люди выглядят совсем не как бледные, изможденные слушатели академической музыки. Когда я играю для такой публики, приходится специально говорить: «Не стесняйтесь, если вам понравилось — можно хлопать!» В джазе принято аплодировать после удачного соло, а иногда даже ноты. Алкоголь раскрепощает, позволяет выражать эмоции. Не представляю себе джаз-клуб, где нельзя было бы выпивать.

21

22

«В Wild Turkey культура потребления виски отработана десятилетиями. Это целая наука, и мне импонирует ее благородство. Я много общался с Эдди Расселлом и видел, что он и его сотрудники пьют фактически целый день — но буквально по капле. Если в России в ходу полтинник залпом, то здесь пьют по капле, смакуя оттенки вкуса. Фактически все, что тебе удается ощутить, — привкус на языке и глоток, согревающий горло. Это целая гамма ощущений, причем основанная на полутонах (как и музыкальная гамма, в которой с полутонами не 7, а 12 нот). В результате ощущения больше эстетические, чем физиологические.»

Сергей Булахтин, бармен, коллекционер бурбона, чемпион России по флейрингу

Как дегустировать бурбон

1

Закройте глаза.

2

Проведите бокал мимо носа — почувствуйте палитру ароматов, как в кондитерском цехе: карамель, ваниль, древесная нота от бочки. Настоящий знаток различит за ними округлый аромат хорошего спирта. (Альтернативный способ — растереть несколько капель между ладонями, сложить их лодочкой и послушать теплый аромат).

3

Возьмите в рот немного бурбона: вы как будто обжигаете свою бочку — полость рта.

4

Сделайте небольшой глоток, а сразу на ним начинайте причмокивания — они называются Kentucky Chew. Тем самым вы раскрываете вкус бурбона.

5

В результате причмокиваний вы ощутите Kentucky Hug — напиток будто обнимает ваш рот, оставляя теплые ощущения.

6

В Wild Turkey повышенное содержание ржи, которая дает острый, дерзкий вкус и мощный аромат. Поэтому, если сразу сделать большой глоток, можно обжечься, нужно подойти к напитку с уважением — тогда он раскроется. Рожь остается во рту долгим послевкусием.

7

Сделайте паузу, а затем вернитесь к бурбону. Теперь вы почувствуете новые нотки: медовые, цветочные, фруктовые — бурбон начал играть. Это напоминает аромат хорошего парфюма, который раскрывается, соединяясь с кожей.

СПРАВКА

Дегустировать по правилам хотят и умеют не все. Отличный пример того, что бывает, если увлечься хорошим бурбоном сверх меры, — личность Хантера Томпсона. Wild Turkey был любимым напитком журналиста, сам он родился в Луисвилле и разбирался в бурбоне не понаслышке. Из всех видов Хантер предпочитал Wild Turkey 101, это старейший бурбон компании с содержанием спирта 50,5% — максимально приближенный к бочковой крепости (57%). Именно поэтому он стал самым продаваемым бурбоном в Америке: по крепости почти как бочковой, а по цене вдвое дешевле. Хантер был из простой, из небогатой семьи, и такое соотношение цены и качества полностью его устраивало. Статья «Дерби в Кентукки упадочно и порочно» — первый текст в истории гонзо-журналистики. Сейчас модно ставить иммерсивные спектакли, а это — иммерсивная журналистика высшей пробы, абсолютная победа самого безбашенного поведения, творчества и таланта. Задача автора — оказаться в состоянии безумия и хаоса и честно рассказать обо всем, что он пережил. Гонзо — это весело, опасно, эксцентрично и дико. И без бурбона здесь, конечно, никуда. Wild Turkey красной нитью проходит через весь роман «Страх и отвращение в Лас-Вегасе». В фильме по книге сыграл Джонни Депп — близкий друг Томпсона, тоже родом из Кентукки. Чем злее репортажи Томпсона, тем отчаяннее в них слышна попытка изменить мир, обратить внимание людей на то, что с ним не так. Об этом отлично рассказал его друг, художник Ральф Стедман, — без его карикатур и совместных с ним возлияний Хантера никакого гонзо бы не получилось. Документальный фильм «Без уважительной причины» точно описывает эпоху гонзо, неотъемлемой частью которой был бурбон.

Хантер всегда говорил правду, ведь ему было на всех наплевать. Поэтому ему все верили, в том числе — когда он хвалил Wild Turkey 101. А вот джаз он не слушал, предпочитая музыку пожестче.

Ральф Стедман

«Я не пытаюсь стать профессионалом, я хочу создать что-то неожиданное. Если ты все еще можешь удивить себя, впереди тебя ждет увлекательное путешествие. Интересно, если бы я умел рисовать правильно, смог бы я изменить мир?»

СПРАВКА

кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

заметки Вадима Эйленкрига

Если человек живет в конфликте с собственной философией — это грустно. Поэтому я очень рад, что побывал в Луисвилле и своими глазами увидел производство бурбона. Философия бренда мне очень близка: Wild Turkey — напиток с большим достоинством, но без снобизма. Его можно сделать, только пройдя определенный путь и сохранив традиции. Я тоже, чтобы стать тем, кем являюсь, прошел долгий путь. Мне предложили стать амбассадором Wild Turkey, я, с радостью, согласился и в течение года буду выступать с тематическими концертами.

После экскурсии по вискикурне Эдди Расселл показал мне особую бочку, в которую спирт заливали под звуки джаза. Я закупорил ее в знак завершения одного века джаза — и открытия нового. Сейчас я готовлю новый альбом «Без лишней воды»: впечатлениями от путешествия в Кентукки я поделюсь на языке музыки. А мой музыкальный бурбон Эдди пообещал прислать через 10 лет — для выдержки бурбона это идеальный срок.

23

24

Хотите узнать, чем закончилось путешествие Вадима в Кентукки?

нажмите сюда

Вам есть 18?

Да

Нет